Святитель Николай Чудотворец, архиепископ Мир Ликийских в свете современных исследований

Святитель Николай Чудотворец, архиепископ Мир Ликийских, широко почитаемый в России как величайший среди святых, издавна вызывает серьезный интерес большого числа исследователей. Существует даже особое направление в науке — николаеведение, проводятся конференции ученых-николаеведов со всего мира, публикуются сборники работ ведущих специалистов по агиографии (агиография (от греч. άγιος – святой; γράφω – пишу) — научная дисциплина, занимающаяся изучением жития святых, богословскими и историко-церковными аспектами святости), гимнографии и иконографии свт. Николая.
Сведения о великом святом, которые мы черпаем из житийной литературы, дополняются и уточняются на основе данных археологических раскопок, информации из других достоверных исторических источников, исследований ученых-антропологов, историков и текстологов. Распространившееся в XIX-XX веках ошибочное представление о том, что сведений о свт. Николае сохранилось очень мало, и они исторически недостоверны, на сегодняшний день опровергнуто. Общепризнанным является мнение, что события, описываемые в древних рукописных памятниках о свт. Николае, и участвующие в них персонажи не только не противоречат известным историческим источникам, но и в значительной степени дополняют последние важными сведениями о времени царствования императора Константина Великого.
В последнее время исследователям стали доступны большинство древних текстов и практически все греческие и латинские агиографические памятники, сохранившиеся в монастырях и фондах библиотек. В связи с этим, а также благодаря многим исследованиям в области агиографии, текстологии, истории, археологии и анатомо-антропологическому изучению святых мощей стало возможным реконструировать облик свт. Николая Мирликийского, определить образ его жизни, а также существенно дополнить жития, изданные в XIX-XX веках.
Первые письменные свидетельства о деяниях свт. Николая, найденные в записях константинопольского пресвитера Евстратия, относятся к VI веку. К началу VIII века относится похвальное слово святителю и чудотворцу Николаю, произнесенное святым Андреем Критским в соборном храме города Мира. Его автор называет праздник во имя святителя Николая священным и всепразднественным и сообщает, что в этот день происходят многочисленные собрания верующих в храме святителя.
Около половины IX века появилось похвальное слово свт. Николаю патриарха Мефодия, главы Константинопольской Церкви, затем около 860 года — похвальное слово свт. Николаю Иоанна, диакона Неаполитанской Церкви, и в конце IX века — похвала свт. Николаю, написанная византийским императором Львом Мудрым. В начале X века блаженный Симеон Метафраст по приказанию Константина Порфирородного составил из предшествовавших ему источников полное житие свт. Николая, печатающееся в славянском переводе в службе этому святому. Краткие сказания о деяниях свт. Николая с изображением его были внесены в месяцесловы. Все эти греческие источники до начала XVIII века лежали в основе Жития свт. Николая Мирликийского, чудотворца.
В 1721 году католический кардинал Фалькони нашел в Ватиканской библиотеке в одном из греческих манускриптов акты о святителе Николае Чудотворце, епископе Пинарском, архимандрите Сионского монастыря, который жил в VI веке при императоре Юстиниане Великом и скончался в декабре 564 года. В том месте манускрипта, где указывается дата кончины епископа, есть глубокая подчистка, не позволяющая установить, какое изначально там стояло число, а поверх написана цифра ох (шесть). Хотя вывод Фалькони о том, что именно открытый им источник содержит истинные сведения о свт. Николае Мирликийском, был почти сразу же опровергнут другими западно-христианскими и православными исследователями, обнаруженный список т.н. «Иного жития» внес большие трудности в понимание личности прославляемого христианскими Церквями великого святого.
Первым в русской богословской литературе вопрос о личности свт. Николая в связи с открытием Фалькони поднял архимандрит Антонин, настоятель православной миссии в Иерусалиме, установивший в конце 60-х — начале 70-х годов
XIX века достоверность факта существования двух ликийских святителей Николаев. Он писал: «Можно дивиться, каким образом два лица, оба знаменитые, слились в представлении народном, а затем и в памяти церковной, в один досточтимый и святоублажаемый образ, но отрицать факта нельзя… Итак, два было свт. Николая ликийских» (Архим. Антонин (Капустин). Святой Николай, епископ Пинарский и архимандрит Сионский // Труды Киевской Духовной Академии. 1869, июнь).
Смешение житий двух ликийских святых с именем Николай произошло, предположительно, в первой половине X века, когда некоторыми анонимными авторами было предпринято дополнение жизнеописания свт. Николая Мирликийского эпизодами из жизни Николая Пинарского («Смешанное житие», «Ликийско-александрийское житие» и др.). Знаменитый византийский писатель второй половины X века, автор нескольких сотен житий святых Симеон Метафраст при составлении жития свт. Николая Мирликийского воспользовался одним из хранившихся в Константинополе списков «смешанного жития», текст которого оказался наиболее полным и содержал повествование о крещении, родителях, паломничестве и другие сведения из жития Николая Пинарского. Высокие литературные достоинства текста блаженного Метафраста сделали его версию жития свт. Николая Мирликийского самой популярной и авторитетной, тем самым на десять столетий «узаконив» ошибочное смешение житий двух Николаев.
Впервые из текста жития свт. Николая, архиепископа Мирликийского были убраны все факты из жизни другого ликийского свт. Николая Пинарского только в начале XXI века, в новейшей биографии, составленной по благословению Патриарха Алексия II Александром Бугаевским и архим. Владимиром Зориным (Бугаевский А.В., Владимир (Зорин), архим. Святитель Николай, архиепископ Мирликийский. М., 2001). Заимствованием из жизнеописания Николая Пинарского ученые признают, например, имена родителей святого — Епифания и Нонны, описание крещения младенца, простоявшего два часа в купели, сказание о том, что дядя святого, архимандрит Николай, начал строительство храма во имя Святого Сиона, а племянник его окончил и по посвящении в сан пресвитера создал при этом храме монастырь, чудо укрощения бури во время путешествия в Иерусалим и воскрешения упавшего с мачты юноши по имени Аммоний, и другое.
Достоверными же сведениями, по мнению большинства исследователей, является то, что родился свт. Николай (по-гречески его имя звучало как «Николаос» (Νικόλαος)) в III веке в греческой колонии Патара в римской провинции Ликия (совр. Анталия, Турция). В этой провинции существовала крепкая христианская община, несмотря на то, что большей частью по своей культуре и внешнему облику регион был эллинистическим, а значит, языческим. Согласно житийной литературе, дошедшей до нас в разных списках латинского, сербского и греческого происхождения, одним из занятий семьи будущего святого было управление рыболовецким флотом, и после смерти своих родителей свт. Николай унаследовал хорошее состояние, которое отдал на нужды благотворительности. На какие средства существовал сам свт. Николай, не установлено, но зная то, что он служил при храме, носил очень простую рясу и был великим постником, можно предположить, насколько в малом он нуждался.
Начальная деятельность святителя Николая в качестве священнослужителя относится к периоду наиболее продолжительных в истории Римской империи гонений на христиан, а годы его епископства в г. Мира (совр. Демре) — к периоду относительной терпимости к христианству после 311 года, когда стали развиваться христианские общины. Свт. Николай пользовался большим уважением и любовью у жителей Миры, особенно в связи с его благотворительной деятельностью.
Житие святого повествует о том, что одним из первых его добрых дел была т.н. «история о трех мешочках с золотом», относящаяся к тому периоду жизни свт. Николая, когда он еще не был ни епископом, ни священником, а просто благочестивым юношей с добрым сердцем. Уже после того, как он получил наследство, разорилось жившее по соседству семейство, отец которого в отчаянии решил поступиться честью трех своих дочерей. Исследователи не находят в этой истории никакого противоречия с существовавшим в те времена порядком вещей: этот период истории Византии характеризуется чудовищным упадком нравов, когда подобный выход из трудной ситуации был самым распространенным. Однако, юноша Николай, который, по всей видимости, с детства рос вместе с этими девочками и хорошо их знал, не мог допустить их вынужденного грехопадения. Поэтому он подкинул в их дом один за другим мешочки с пятьюдесятью золотыми динариями (что приблизительно равнялось двухмесячному жалованью римского легионера — самой высокооплачиваемой профессии в империи) в каждом, чтобы несчастный отец мог достойно выдать своих дочерей замуж.
Одним из самых знаменитых деяний свт. Николая Чудотворца, упоминаемым во всех списках его жития, является «Деяние о стратилатах». Однако, множество важных сведений, которыми изобилуют древнейшие редакции «Деяния о стратилатах», было утрачено или искажено в тексте Метафрастова жития, а впоследствии и в Четьях-Минеях свт. Димитрия, митр. Ростовского. В результате оказались ослаблены причинно-следственные связи повествования, утеряны важные звенья событий и затемнено понимание логики поступков людей. Исследования современных историков дополняют это деяние целым рядом важных сведений о свт. Николае, которые взяты из источников, написанных неизвестными ликийскими авторами начиная с IV века (5 редакций «Деяния о стратилатах»), а также из житий и похвальных слов, составленных архим. Михаилом, свт. Андреем Критским, свт. Мефодием, Патриархом Константинопольским, пресвитером Неофитом и другими агиографами.
Некоторые деяния свт. Николая Чудотворца и вовсе не упоминались в традиционном изложении его жития и были включены в него лишь в новых редакциях, вышедших в XXI веке («Деяние о подати», «Деяние о хлебовозах», «Деяние о епископе Феогние»). Например, «Деяние о подати» не было включено в составленное блаженным Симеоном Метафрастом житие по политическим соображениям. Поскольку жития святых были основным кругом чтения в православной Византии, созданию Метафрастова менология придавалось важное государственное значение, и работа над ним курировалась лично императором. «Деяние о подати», описывающее избавлении Ликии свт. Николаем от несправедливого налога, могло быть расценено как невыгодный для имперской казны пример поведения архипастыря. Казна византийских монархов в X веке, как и в IV веке, очень нуждалась в пополнении, и опасение, что влиятельные архиереи станут подражать свт. Николаю, обращаясь к императору с ходатайствами о снижении налога в своих епархиях, имело веские основания.
Большинство сведений, содержащихся в древнейших житийных памятниках, посвященных свт. Николаю Мирликийскому, подтверждается также результатами археологических раскопок в Ликии, предпринятых в XIX-XX веках. Так, сохранились не только храм, построенный свт. Николаем Мирликийским, но и место встречи святого со стратилатами — Плакома, площадь в андриакском порту, покрытая плитами. В древности на ней был расположен рынок, и его остатки видны и сейчас. Расположенная близ Миры и когда-то процветавшая гавань Андриаке сейчас заболочена, порт давно прекратил свое существование, но значительные объемы многих зданий прекрасно сохранились: целый ряд портовых и других построек, каменные цистерны, акведук, несколько храмов и огромное зернохранилище. По предположению историка А.Ю. Виноградова, именно в это зернохранилище капитаны из «Деяния о хлебовозах» выгрузили хлеб. Хорошо сохранились и остатки зданий древней Патары — места рождения свт. Николая Чудотворца.
Представление о внешности свт. Николая мы получаем из его иконографических изображений, сделанных еще при его жизни. Поскольку святитель был покровителем мореплавателей, немало его рукодельных изображений развозились в разных направлениях Средиземноморья кораблями, проходившими через порт Миры. Согласно результатам анатомо-антропологического исследования святых мощей свт. Николая, для проведения которого в 1953 году впервые была вскрыта гробница в г. Бари (куда мощи были перевезены итальянцами предположительно в 1087 году) лик, изображаемый на иконах, полностью соответствует внешнему виду захороненного в гробнице человека. Возглавлявший научно-исследовательскую группу итальянский антрополог и анатом, профессор Луиджи Мартино установил, что «по строению черепа и скелета святитель принадлежал к белой европеоидной средиземноморской расе, для которой характерны средневысокий рост и смуглая кожа; с высоким лбом, с носом, стремящимся к орлиному, скелетом средней крепости». Рост великого святого составлял 167 сантиметров.
Современники описывали архиепископа Николая Мирликийского как человека, отличавшегося необычайной кротостью и смирением: «Он одевался очень просто, без всяких украшений, имел лик, исполненный святости и благодати. От него исходило удивительное сияние, как от пророка Божиего Моисея». Мощи свт. Николая Чудотворца до сих пор обильно мироточат. По словам исследователей, некоторые части мощей, точнее, позвонки, могут скоро раствориться в благоухающей жидкости и просто исчезнуть через несколько десятков лет, если не принять должных мер по их сохранению.
Антропологическое исследование мощей также показало, что свт. Николай Мирликийский был строгий постник: великий святой не ел мяса, употреблял только растительную пищу. Болезни, которыми болел свт. Николай, характерны для того, кто довольно долго пробыл в заключении, а именно, в тесной и сырой тюрьме (из его жития действительно известно, что во времена диоклетианова гонения на христиан архиепископ Мирликийский был брошен в темницу). Поврежденные суставы, позвоночник и кости грудной клетки свидетельствуют о мучениях, которые он перенес в тюрьме — его пытали на дыбе. Радиологическое исследование черепа показало обширное внутреннее костное уплотнение черепной коробки, что ученые также объясняют многолетним влиянием тюремного холода и сырости.
Исследование святых мощей, проведенное профессором Л. Мартино, позволяет определить, что почил свт. Николай Чудотворец в возрасте между 70 и 80 годами, благодаря чему стало возможным вычислить примерное время его рождения — приблизительно 270 год. Что касается датировки кончины святителя, то предположения многочисленных биографов святого сгруппированы в периоде с 341 по 345 год. Итальянский профессор восточного богословия патер Джерардо Чоффари полагает, что свт. Николай умер в 334 году, основываясь при этом на упоминании у Афанасия Великого множества епископов, которые боролись с лжеучением Ария, начиная с 335 года. Поскольку у свт. Афанасия свт. Николай не упомянут, Чоффари делает вывод, что архиеп. Николай умер до 335 года, а именно в 334 году. Российский историк А. Бугаевский, анализируя события, о которых повествуется в древнегреческих памятниках, посвященных свт. Николаю, утверждает, что в православном церковном календаре указана заведомо неверная дата — «около 345 года», и с уверенностью называет 335 год годом блаженного успения архиепископа Мирликийского.
Таким образом, весьма значимые исследования в области николаеведения, выполненные трудами многих ученых в последние десятилетия, существенно дополняют наши знания и представления о свт. Николае Чудотворце. Современные технологии помогают не просто узнать святой образ, а приблизить к нам человека, жившего на земле около семнадцати столетий назад и ставшего одним из самых великих христианских святых.

Юлия Комлева, кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории Уральского госуниверситета им. Горького

Православный вестник

Посещений: (7995)